hewvey

Categories:

Про недостатки

Один из моих недостатков — это въедливость и дотошность. Я докапываюсь. Это близко к тому, что иногда в психологии называется «копнуть поглубже». Не знаю, кто как, но мы с моими друзьями-коллегами если использовали это выражение, то исключительно в ироничном смысле. Но, я думаю, вряд ли им всегда было до смеха, когда копнуть поглубже хотела я, и копать я хотела у них. К сожалению, у меня раньше часто было настроение «докопаться до истины». И я не понимала, почему никто этого не ценил.

Мне всегда хотелось уметь влезть в шкуру другого человека. И не только человека. Помню момент, как будучи ребенком, я смотрела на голубя и хотела влезть в его шкуру и почувствовать, как это быть им и чувствовать то, что он чувствует. Я думала: «А бывает ли ему грустно? А весело? А как он это проявляет? А как это вообще быть птицей? Осознает ли он себя голубем?» Я хотела влезть в шкуру мамы, папы, своих друзей, учителей и понять, что там происходит.

Я всегда думала, что без влезания в шкуру другого человека очень сложно жить. Ты же не знаешь, что у него происходит в голове. Уже много позже я узнала, что такое поведение является защитным механизмом на хронический травматический контекст. А еще в нашей семье было очень важным чувствовать, понимать без слов то, что происходит с другим, быть постоянно настроенным на другого, жить на той же самой частоте и ловить все сигналы. Но так как это невозможно, то надо было как-то учиться понимать.

Понятно, что и работу я выбрала такую, где за то, что я и так постоянно делаю, можно было получать зарплату. В общем, я стала учиться делать это профессионально.

Потом мне понадобился обратный навык – не влезать в чужую шкуру и не копаться в чужих потрохах. С одной стороны, потому что чужие шкуры часто не такие приятные, как своя. С другой стороны, потому что меня периодически не пускали и пытались изгнать. Сначала это было обидно, а потом я досадовала уже на себя, что в который раз не могу вовремя остановиться, не докапываться и не влезать на чужую территорию, и что не замечаю, когда «копнуть поглубже» - уже лишнее.

С клиентами тоже было по-разному: кто-то был счастлив, что я дотошно пыталась до всего докопаться, кто-то пугался и пытался сопротивляться или включал режим «абонент не отвечает или временно не доступен» (но было поздно, ибо оплачено), кто-то настойчиво требовал, чтобы я докапывалась еще глубже, раз уж я тут психолог (ибо тоже оплачено). Иногда от необходимости копать глубже я впадала в ступор.

Со временем, когда мне стало более комфортно в своей собственной шкуре, и она перестала казаться тоньше эльфийского шелка, чужие шкуры перестали вызывать бесконечное подозрение и нездоровый интерес. Я расслабилась поняла, что «и это пройдет» и стала «безмятежным как цветок лотоса». Друзьям, по-моему, от этого стало полегче. Я перестала копать без спросу. Хотя с этим поначалу тоже был казус, потому что они-то приглашали, но никто ведь не знал, что у меня буровая установка.

Клиентам стало, с одной стороны, лучше, потому что каждый может предъявляться ровно в том объеме, в каком хочет, и нет никакой необходимости вывернуть свою шкуру наизнанку или рыть, пока не пойдет нефть. С другой стороны, раз мы не ищем нефть, то надо строить отношения, а у меня буровая машина. Но это уже другая история.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded